perecati_polina (perecati_polina) wrote,
perecati_polina
perecati_polina

Category:

Про семейный лагерь "Соприкосновение", или чужих детей не бывает. Часть 1

Это лето у меня о том, как проводить лето) На даче уже была, по городу гуляю регулярно, купаться выбиралась, и вот - еще один способ, новый, неопробованный ранее: поехать куда-нибудь волонтером.
Долго думать не пришлось - меня позвали в семейный лагерь "Соприкосновение".
- А что нужно делать волонтеру? - спросила я.
- Помогать в детском пространстве и вообще помогать, - ответили мне.
И я согласилась.

Соглашаясь, я почти ничего не знала о лагере, о том, кто его организует и что там будет происходить. Мне было достаточно двух вещей - там будут дети и предлагает мне туда поехать Алла, которую я знаю по обучению в "Детской комнате" Ирины Млодик.
Это уже позже я узнала, что кроме Аллы среди организаторов лагеря есть еще Ира и Лена - обе из той же "Детской комнаты", а также дочь режиссера, с которым я работала над "Сырой ногой") Позже я узнала и о том, что дети в лагере преимущественно совсем маленькие, 2-4 летние, и больше всего помощи требуется именно с ними. И, конечно, ехать сразу же испугалась - мой опыт работы в садиках с малышней показал, что я с этим плохо справляюсь. Но Алла оказалась доброй волшебницей, она мгновенно смела в сторону все мои страхи и попросила меня для начала съездить на оптовый склад выкупить бумажные стаканчики, 200 штук, точнее, 210, в упаковках по 30.

День нулевой, подготовительный
Оптовый склад находился где-то у метро Московские ворота. Нужную улицу я нашла с трудом, и шла по ней с подозрениями - улица постоянно меняла свое название, да и нумерация домов внезапно разворачивалась то в одну, то в другую сторону. Впрочем, мне, проведшей достаточно времени в роли специалиста по социальной работе на Васильевском острове, к скачущим номерам было не привыкать. Соседство третьей и пятидесятой квартиры в наших парадных - дело самое обычное.
В какой-то момент я дошла до непонятного пролома в странной бетонной стене, и на всякий случай заглянула в него. За стеной расстилалось поле, за полем виднелись одинокие машины. Я почувствовала, что нахожусь не в центре Питера, а на какой-то отдаленной трассе, скорее типа А, чем типа М, но решила не рисковать и придерживаться улицы. Улица перед проломом сворачивала направо. Направо пошла и я.
Когда улица перешла в мост над железнодорожным полотном, ко мне вернулось ощущение автостопных далеких далей. Когда по мосту мимо меня поехали любимые Scania с Man'ами, ощущение усилилось. Когда за мостом мне навстречу стали выходить забавные дядьки с усами, я поняла, что попала в Воронеж) Сразу после этого я оказалась на месте, перед складом.
Стаканчики мне вручил человек, подозрительно похожий на одного из консультантов с реабилитации из клиники, где я работала прошлым летом и осенью. Это вернуло меня в Питер, но обратно я решила пройти через пролом в стене. Оказалось, что так быстрее)

- Отлично, - сказала Алла, - В понедельник ты будешь координировать автобус, заодно и сама в нем уедешь, - и вручила мне список отъезжающих в лагерь семей.

День первый, ознакомительный
Утром я внимательно прочитала обращение к родителям, в котором были изложены принципы лагеря. На словах "Грязный шумный ребенок - это нормально" я поняла, что не ошиблась, и бояться нечего.
Автобус ждал нас недалеко от Озерков, возле магазина Окей. По телефону водитель сказал мне, что стоит на Выборгском шоссе, и что автобус белого цвета. Через несколько минут моих блужданий и попыток перевести названия улиц в простые ориентиры типа заборов и трамвайных путей нам удалось найти друг друга.
Как только я встала возле автобуса и развернула перед собой табличку "Семейный лагерь Соприкосновение", мне начали звонить мамы. Примерно через час все погрузились в автобус, распихали по невероятным местам коляски и сумки, и мы тронулись в путь.
Путь был долгим. Мы успели поспать, поглазеть в окна, остановиться на пять минут в лесу, проехать два поворота и вернуться к ним. Наконец, мы оказались в Вороньем хуторе и отправились расселяться по домикам.
Меня поселили на кухню двухэтажного коттеджа на три семьи. Алла предупредила, что в моем коттедже будут жить три младенца со старшими братьями и сестрами. Ну и мамами-папами, разумеется. Я снова подумала, не испугаться ли, но Алла уверила меня, что я справлюсь)
Я кинула рюкзак в коттедж и собралась уже топать на общую кухню за чаем, но тут приехала первая из моих семей. В домик зашла женщина в длинной синей юбке с младенцем в слинге, а на пороге остановился мальчик в резиновых сапожках.
- Тебя как зовут? - спросила я.
- Даня, - шепотом ответил он.
- А я Полина, - тоже шепотом представилась я. Он улыбнулся, и я пошла пить чай.

До кухни меня проводила организатор Наташа. Так вышло, что с ней я за все пять дней в лагере общалась меньше всего, а жаль. Она произвела на меня впечатление умиротворенного человека, и это было приятно. Правда, она первым делом спросила, есть ли у меня дети, и от этого было некомфортно. Так или иначе, я оказалась на кухне, где меня встретила чудесная Настя, и рассказала, что она ждет свою маму, а пока нальет мне чаю. Через несколько минут появилась Настина мама (Лена), и я поняла, что Настя - и есть та самая девочка, о которой я уже очень много слышала все в той же "Детской комнате")

На второй чашке удивительно вкусного чая из трав в дверях появилась Кама - девушка, с которой я знакома уже больше десяти лет, но по-настоящему познакомились мы только в эти пять дней. С ней мы отправились обустраивать поляну.

На поляне я познакомилась с Аглаей и Сашей. Втроем с Камой и Сашей мы отправились резать баннер и делать из него квадратную подстилку, на которой можно было бы сидеть. Пока мы резали и клеили, Саша поинтересовалась, чем я занимаюсь, и услышав про мое последнее место работы, спросила, что там было самым трудным.

Потом на поляне состоялся общий сбор лагеря и его открытие. Мамы расселись по периметру баннера, дети заползли в центр, начался дикий гвалт, перекричать который удавалось только Аглае, рассказывающей про лагерь, организаторов и волонтеров, и Жене, увлеченно возящейся с детьми. Я смотрела вокруг, слушала происходящее и ощущала себя на Радуге, на круге перед Пау-Вау, когда уже почти все пришли, дети заняты друг другом, и еще никто не встает петь Ом.

Но тут Аглая предложила всем взять бумагу и нарисовать герб каждой семьи. Волонтеры занялись раздачей бумаги, карандашей, кистей и красок, а еще введением в курс происходящего вновь прибывающих семей. И вот когда уже все увлеченно рисовали, а я на минутку присела, у меня спросили, почему я не рисую сама. В этот момент я поняла, что вокруг меня слишком много психологов.
Я не рисовала, потому что у меня нет семьи. И еще потому, что мне было тревожно - у всех вокруг семьи были. В тот момент я чувствовала себя чужой на этой поляне, и это чувство усилилось, когда всем предложили поделиться на группы. У меня не было рисунка, и я решила, что мне не надо примыкать ни к одной из групп.
Позже оказалось, что этими группами мы будем встречаться каждый вечер, чтобы говорить об итогах дня.
А поскольку я не почувствовала себя причастной к группе, по вечерам я почти не говорила) Я часто так поступаю)

Затем наступило время ужина. Я ехала в лагерь по максимально бюджетному варианту, и предполагалось, что готовить буду себе сама. Но в тот вечер Кама предложила прийти ужинать к ней, и я взяла макароны и пошла в ее коттедж. Так мы и готовили еду вдвоем все пять дней.

После ужина и первой процесс-группы, а заодно и первых моих попыток занять чем-то детей, чтобы их мамы могли высказаться об итогах дня, я отправилась на вечерний чай на общую кухню, но до чая не дошла - села на улице за деревянный столик к уставшей Жене. Женя поинтересовалась, чем я занимаюсь, и услышав о моем последнем месте работы, спросила: "А что там было самым интересным?"
К счастью, это был последний "вопрос от психолога" за день)

продолжение следует
Tags: дети и родители, жизнь с детьми, опыты
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments