perecati_polina

Categories:

Про карантин в Гоа, утреннее молоко и время приключений

Как мы тут? Мы хорошо.

Первые дни локдауна были тревожными, но это прошло. Индия удивила меня скоростью, с которой она умеет признавать и исправлять собственные ошибки.

Карантин обострил проблемы бездомных - для них оборудуют убежища в опустевших зданиях школ и учреждений.
Карантин выявил проблемы с обеспечением людей едой - доставка, которой здесь изначально не существовало, учится работать без перебоев.
Вероятно, понятие кармы не случайно родилось здесь. Здесь разгребают последствия принятых решений без страха и уловок.

У нас карма, кажется, довольно хорошая.
Как минимум, нам повезло с хозяином дома - он помогает нам, пересказывает важные новости, недавно возил Григория за овощами среди ночи.

Да и в целом нам не на что жаловаться. У нас есть запас еды и источники её пополнения (некоторые лавки уже открылись с той или иной степенью секретности), крыша над головой, друзья, интернет, моя работа.

В соседнем с нами дворе в сарайчике для хозяйственных нужд живёт большая семья бродячих рабочих. Они пришли сюда ремонтировать дорогу за несколько дней до начала карантина и застряли.
Это люди из категории "сегодня поел на то, что заработал вчера". С ними одна беременная на позднем сроке и трое, что ли, детей. Их подкармливают индийцы из окрестных домов. Не только детей, всех. Потому что рабочим некуда уйти, и невозможно продолжать работу. Так что все ждут, когда будет можно - и доработать, и пойти дальше.

Наша жизнь меняется, но не становится хуже, тяжелее или тоскливее. Просто меняется.

Мы делимся друг с другом адресами открытых лавок и захватываем в них что-нибудь друг для друга, если видим.
Так Григорий привозит по утрам молоко и нам, и немцам, а немцы приносят нам сахар и муку.

- Вы знаете ресторан Boris? - спрашивает Уле, вручая мне полкило сахара. - Я был там вчера! It's paradise! Там есть картошка и помидоры, огромные ящики, и цены как были раньше!

Он машет руками в восторге и становится внезапно очень юным. У него есть миссия - найти шоколад для Сабины.

Патрик, который на самом деле Олег из Пермского края, рассказывает, как попал ночью в овощном магазине в облаву. Это было в первые дни карантина, ещё до распоряжения об открытии части лавочек.

Он пришел за мандаринами и уже набрал мешочек, когда внезапно все вокруг закричали "Police!"
Все разбежались в разные стороны, сам Патрик спрятался под столом со шпинатом. И пока полиция громко ругалась с хозяином, Патрик увидел, как с улицы ему машут фонариками индийцы, успевшие выбежать. Он, как будто в перестрелке, пригнувшись, перебежал к ним.

- Мы уходили по реке, - его глаза горят, когда он говорит, - я на адреналине, местные мужики тоже. Иду с мешком неоплаченных мандаринов! Позади крики, ноги в воде. Лет двадцать скинул!

- А будь в реке крокодилы, - кивает Григорий, - скинул бы все тридцать.

Патрик смеётся.

У нас заканчиваются лепешки, и я делаю оладушки из всего, что удается найти, смешивая пшеничную муку с овсянкой и кокосовой стружкой, а потом рисовую - с куркумой. Мы варим суп на основе консервированной кукурузы и делаем рагу с ботвой редьки. Получается вкусно.

В местных чатиках делятся рецептами приготовления хлеба в сковороде и закваски из муки и воды, на которой можно печь без яиц и молока.

"Весело у вас, - пишет друг из России, - А я сижу дома в самоизоляции, жду доставку гречки из Окея".

На второй день карантина я умудрилась достать бумагу из закрытого супермаркета, и учусь рисовать комиксы. Да что там, я нашла даже кальку, но в Арамболе, поэтому пока обхожусь без неё.

По вечерам мы всё так же пьём чай на балконе и обсуждаем евангельские мотивы в творчестве Алексея Вдовина под молитвенные песнопения соседей.

Сегодня они молились особенно долго и особенно отчаянно - новый больной, шестой в штате, обнаружен в ближайшей деревне. Сейчас проверяют его контакты и усиляют патрули на дорогах.

Рик учится ходить по лестнице, и учится так быстро, что нам остаётся только удивляться. Ему всё равно, что происходит в мире, он поглощён своим "здесь и сейчас".

Немцы с сожалением собираются улетать - их консульство настаивает на возвращении всех граждан в Германию до середины апреля.

Уле повторяет "Мы живём в очень интересном времени! Очень интересном!"

Я не знаю, что будет дальше, но я бы очень хотела в возрасте Уле и Сабины сохранить способность воспринимать жизнь как удивительное приключение.

И ни секунды, ни секунды я не жалею, что мы решили остаться здесь на время локдауна.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded