perecati_polina (perecati_polina) wrote,
perecati_polina
perecati_polina

Categories:

Про созависимость и точку невозврата (немного личного опыта)

Продолжая быть уверенной, что психотерапевты - не б-ги, а вполне себе живые люди со своими проблемами и трудностями, и именно поэтому они способны понимать проблемы и трудности не свои, я решила в этом году периодически обращаться к своему личному опыту и делиться им. Начинаю.

Сегодня я расскажу вам две истории про себя, созависимость и способ остановиться и перестать отказываться от себя.

История первая, театральная.
Я выросла в семье с очень эмоциональной мамой, артистичный папой и двумя старшими сестрами, чей подростковый возраст и периодическое проживание с нами пришлись как раз на мое детство. В нашем доме всегда было весело и шумно, но зачастую случались и громкие ссоры, и выяснения отношений, и ругань, и крики. Дабы не травмировать меня, родители старались сдвигать все эти неприятные дела на темный период суток, предполагая, что я уже сплю. Но я не спала. Почти все мои клиенты рассказывают мне о том, как это страшно - лежать и слушать, как за стеной ругаются папа и мама. Так вот, мои ругались тоже, и мне тоже было страшно.

Именно поэтому долгую часть дальнейшей своей жизни я ненавидела, когда рядом со мной ругались и даже громко и активно спорили. В такие моменты мне хотелось спрятаться или сделать что угодно, лишь бы это остановилось. Иногда я пряталась, иногда становилась миротворцем, пока однажды все не поменялось.

Шел второй месяц после моего развода, я репетировала спектакль "Случаи обыкновенного безумия", отчаянно искала работу и пыталась, как умела, существовать на почти отсутствующие деньги. Надвигался мой день рождения, на который я решила испечь себе и малочисленным гостям яблочный пирог. У меня было ровно пять яблок, три яйца, по полпачки муки и сахара и пачка сливочного масла. Еще у меня был проездной и за месяц до этого оплаченный абонемент театральной студии. А денег уже не было.
Помимо моего дня рождения близился день рождения нашего режиссера, и мы никак не могли договориться о подарке для него. Я никогда не забуду тот вечер - после репетиции мы стояли кружком возле дверей на улицу, все вокруг кричали, отметали предложения друг друга, предлагали свои, страсти крепчали, а я чувствовала себя все хуже и хуже. Как обычно, мне хотелось спрятаться, закрыть уши руками, ну, или сделать хоть что-нибудь, чтобы это все наконец-то закончилось. Я выбрала действовать.
Я выскочила в центр круга и, перекрикивая всех, заявила: "Стоп! Я испеку ему яблочный пирог, это будет основной подарок. К нему мы можем приложить что угодно, обсудим это позже". Мгновенно все успокоились и разошлись по домам. Проблема была решена.
На следующий день я замешивала тесто, резала яблоки и понимала, что я оставила себя без праздника просто чтобы люди вокруг меня замолчали. Мой поступок не помог нам принять единое решение, не научил нас договариваться, он просто снял напряжение, которое я, только я не была готова вынести. Мне пришлось принести жертву, как я делала это много раз до этого, но именно тогда я впервые увидела, что я приношу в жертву себя - свое самочувствие, свою жажду праздника, свои ресурсы, которых, к слову, у меня дефицит. Это была крайняя точка, та самая, после которой жить по-прежнему уже нельзя.

Я испекла и подарила тот пирог, вернулась домой, поплакала, а потом обзвонила подружек и попросила принести что-нибудь к столу на мой день рождения. Кто-то из них принес мне яблок, и мы вместе испекли шарлотку на подсолнечном масле. Она оказалась вкусной. Еще через некоторое время я нашла временную подработку. Моя жизнь наладилась еще не скоро, но с того дня я ни разу не кидалась в миротворство, не спросив себя предварительно: "Кому я пеку этот пирог?"

История вторая, почти романтическая.
На момент моего рождения мои родители не были женаты друг на друге, более того, у моего отца была другая семья с двумя детьми. Но моя мама очень любила его, поэтому много лет ждала и терпела, терпела и ждала, и однажды чудо случилось, и он выбрал ее окончательно. Историю их отношений мама рассказывала мне часто, и поверьте, ни одна самая волшебная сказка и в подметки не годится маминой интерпретации тех событий. Моя идентичность строилась на этой истории, и, желая того или нет, я верила, что настоящая любовь переживет все и всегда, а крики из-за стены, которые я слышу регулярно, ну, что же поделать, это жизнь, и это любовь тоже вытерпит и переживет, если она настоящая, конечно.
Этот романтический настрой удерживал меня во всех моих немногочисленных отношениях куда дольше, чем оно того стоило, закрывал мне глаза на очевидное и призывал отказываться от себя все в новых и новых ситуациях. Но однажды все изменилось.

Свидание было замечательным, мужчина - внимательным, кино достаточно страшным, чтобы нам хотелось прижаться друг к другу, свет приглушенным, и вот мне уже пообещали завтрак, и вот будильник уже прозвенел в третий раз, а внимательный мужчина все не просыпался. Наконец, когда я уже сильно беспокоилась, он приоткрыл глаза и прохрипел что-то о приведении себя в порядок, покачиваясь вышел в другую комнату, вернулся оттуда с чем-то небольшим в руках, а затем высыпал на стол горку белого порошка, парой движений превратил горку в дорожку и втянул порошок носом через лежащую неподалеку и явно никогда не разворачиваемую зеленую бумажную трубочку.
Пока он сидел, замерев, несколько секунд, пока готовил завтрак и заваривал чай, пока шутил со мной, в моей голове звучал голос. Голос говорил: "Тебе не нужны эти отношения". Впервые в жизни я составила в одно предложения слова "отношения" и "не нужны". Впервые в жизни я верила голосу.

С тех пор прошло время, и эта фраза начинает звучать в моей голове раньше - например, когда мужчина говорит "Я могу предложить тебе временные отношения", или критикует мою стрижку, или нарушает свои обещания. Я верю голосу, даже если человек мне нравится, даже если я понимаю, что люди мне нравятся редко и всегда есть вероятность не встретить больше никого. Моя точка невозврата пройдена, и я этому рада, потому что теперь я могу оставаться на своей стороне.

В обеих историях речь идет о так называемом "дне", от которого можно оттолкнуться, чтобы выплыть на поверхность. В психотерапии зависимостей так называют состояние, в котором человеку настолько некомфортно, что он готов начать выздоравливать. У каждого человека свое дно, у кого-то оно ниже, у кого-то выше. Кому-то для того, чтобы уйти от применяющего насилие мужа, достаточно первого удара, а кому-то нужно пережить несколько переломов. Кто-то перестает употреблять психоактивные вещества, когда родители выставляют из дома, а кто-то - когда теряет и семью, и работу, и социальный статус.
Иногда мне кажется, что глубина дна зависит от чувствительности человека. Чем я чувствительнее, тем более слабый раздражитель станет для меня непереносимым. Впрочем, это всего лишь мое предположение. Что думаете вы?
Tags: жертва, опыты, психология, созависимость
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments