July 13th, 2014

Про имена и время их менять

Я недавно обрела новое имя, даже два. И подумала, не порассуждать ли мне об именах и о том, как они менялись в течение жизни.

Для начала - приживались и прилипали ко мне в большинстве случаев имена, данные другими людьми. Из сочиненного самостоятельно со мной довольно долго пребывало лишь одно имя, впрочем, я этому не удивляюсь. Потому что дать имя самой себе очень трудно, в этом есть какая-то нечестность. Может, дело в том, что я изнутри себя представляю не совсем так, а то и совсем не так, как видят другие снаружи.

Еще наблюдение - имя у меня довольно долго было редким и необычным. Я была единственной Полиной во всех своих садиках и школах, поэтому необходимости меня обозначать каким-то еще дополнительным образом просто не возникало. Единственное, что менялось - это вариации имени.

В детстве, до школы, я была Полинкой-Малинкой. Именно так, без преуменьшений.
В начальной школе - Полей. Скажу сразу - до сих пор не выношу эту форму своего имени, называть меня так имели право только мама, лучший друг и буфетчица из столовки моей последней школы. К счастью, сейчас этих людей рядом со мной нет, а остальным я могу объяснить, что не надо меня так называть.

С переходом в пятый класс я стала Полиной. А потом начался подростковый возраст, и ко мне вернулось детское имя, правда, не в полной его версии. Субкультурная тусовка звала меня Полинкой, отмечая, что у меня уникальное имя - Машка, Ленка, Настька и т.п. звучат грубовато и обидно, а Полинка - мило и нежно.

С приходом в мою жизнь автостопа имя модифицировалось в Перекати-Полинку.
Назвали меня так друзья-стопщики, а идея называть меня так родилась у них на дальних сибирских трассах в процессе распевания песни Умки "Я танцую перекати-польку". В какой-то момент кто-то из них спел "Я танцую Перекати-Полинку", и они решили, что теперь будут называть меня именно так.

Дальше в моей жизни наступил период, когда мне очень не хватало мужских качеств. Мне хотелось уверенности, мне хотелось научиться защищать себя, и неосознанно, но верно я стала называть себя Петей. Петром звали моего деда, отца папы, и если бы я родилась мальчиком - именно так звали бы меня. Родители заготовили это имя заранее, как заготовили машинки, синие ползунки и готовность отправить меня в секцию бокса. Поэтому мне даже не пришлось привыкать к нему. Быть Петькой получалось настолько органично, что в моем окружении до сих пор есть люди, которые зовут меня именно так.

Отношения с на тот момент еще будущим мужем у меня начались как раз когда я была Петей. И в этих отношениях это имя изжило себя. Я вновь стала Полинкой, не заметив, как это произошло.

Теперь я уже могу сделать вывод - имя Полинка говорит о том, что я занимаю детскую позицию. Так было в детстве (естественным образом), так было в субкультурной тусовке, и так же было в отношениях с Павлом.

На работах меня звали Полиной, и в этом не было ничего странного - имя вполне соответствовало социальной роли.

Странным оказалось другое - когда отношения с Павлом закончились, меня стали называть Полиночкой. Сначала - неявно, я не акцентировалась на этом. Но чем хуже я себя чувствовала, тем чаще звучала именно эта форма моего имени. После летней истории с нападением Полиночка стала звучать даже на работе, а зимой вытеснила остальные имена полностью.
Как-то я спросила одного из своих взрослых друзей, почему так. Он ответил, что есть ощущение, что я умру от любого недостаточно нежного слова, даже Полина звучит слишком грубо.
Так я поняла, что Полиночка актуализируется, когда внутри меня много душевной боли. Или не только душевной.

Примерно месяц назад под компанейский ржач один мой друг рассказал, что упорно слышит мое имя в песне Ляписа-Трубецкого вместо слова "полынь". И я поняла, что Полынь - восхитительное имя для меня сегодняшней. Точнее придумать нельзя было.

По невероятной случайности мою коллегу по работе Машу, режиссера нашей театральной студии, клиенты нашего центра прозвали Бабушкой Чередой. Так что у нас теперь мини-гербарий)

И финальное - буквально на днях я встретила уменьшительную форму своего имени, которая не вызвала у меня неприязни. Совершенно случайно завтрашний муж моей подруги стал называть меня Поляшей.

В целом тема про имена несколько пересекается с темой субличностей. И в этом ключе Полынь - та самая умная профессиональная женщина, психолог-диагност, исследователь и любитель знаний. А Поляша - фея, созидатель, символист. Видимо, на сегодня из четырех моих внутренних барышень актуальны эти две.