May 27th, 2014

Про внутренних детей и принятие

Зимой я вела свою первую группу "Встречи с Внутренним Ребенком". Это был важный и ценный опыт, и не только в профессиональном плане. За три с половиной месяца мои отношения со своим собственным внутренним ребенком очень изменились, внутренний взрослый стал намного сильнее, чем был до того, и они теперь могут взаимодействовать и договариваться.

Сейчас я начала вторую группу, и уже на второй встрече столкнулась с важной темой. Это было одним из самых важных моих открытий, сделанных в процессе первой группы.

Обычно, когда кто-то говорит "внутренний ребенок", он представляет милого малыша, чисто одетого, умытого, может быть, с плюшевым мишкой или машинкой в руках, а что касается эмоций - веселого или немного грустного, может быть, чуть-чуть напуганного. С таким ребенком нам хочется наладить контакт, с таким ребенком приятно находиться рядом, ведь его легко утешить, если он грустный, легко успокоить, если он испуган. А если он веселый - все становится еще проще, его даже не надо утешать или успокаивать, все прекрасно само по себе. Такой ребенок постоянно придумывает что-то новое, радуется жизни, с ним интересно и нет никаких проблем.
Люди, которые пришли ко мне на группу, искали именно такого ребенка.

Когда-то я тоже представляла себе такой свою внутреннюю девочку - милой, аккуратной, немного грустной, с большими глазами, бантами, книжками и куклами, умеющей самостоятельно себя занимать, не мешать другим, соблюдать тишину и правила этикета... В общем, такой, какой меня в детстве хотели видеть родители. Всегда приятной. Всегда удобной.

Вот только беда в том, что внутренние дети - точно такие же как просто дети, как дети вообще.
И они бывают разными. Бывают очень маленькими и абсолютно неспособными позаботиться о себе даже минимально, даже на уровне осознания своих потребностей, и тогда они просто плачут, непонятно о чем - то ли от голода, то ли от недостатка внимания. Бывают капризными и обиженными, справедливо или нет, и тогда они кричат, катаясь по земле и колотя по ней руками и ногами, размазывая по сморщенным лицам слезы вперемешку с песком и грязью. Бывают перепуганными до дрожи и заикания, цепляющимися мертвой хваткой за любого проходящего мимо в невозможности остаться одному. Бывают разгневанными, дерущимися, плюющимися, обзывающимися самыми плохими словами, какие только могут вспомнить. Бывают просто грязными, сопливыми, уставшими, голодными, невыспавшимися, поранившимися, топающими ногами, кричащими и рычащими, толком не умеющими говорить, требующими, спрятавшимися в шкаф, упрямыми, заискивающими...

Обнаруживать их такими внутри себя трудно.
Еще трудней - принимать их такими.

А все дело в том, что принимать их нужно именно такими, потому что именно такими их когда-то не принял тот самый Значимый Взрослый, и именно его принятия и одобрения они и ждут до сих пор. И именно принимающим взрослым мы и должны стать - принимающим своего внутреннего ребенка таким, какой он есть.

Потому что внутренние дети - они точно такие же, как обычные дети. И если их утешить, они смогут радоваться, если защитить - вновь научатся доверять, если выслушать сбивчивую и невнятную речь - станут сочинять и подсказывать творческие идеи.
Совсем как обычные дети. Точно так же.