December 24th, 2012

Про маму и принцессу на горошине

Мама редко рассказывала мне сказки. Чаще это делал папа. Ему в кайф было сочинять, неважно, что - процесс сам по себе был ему крайне интересен. Возможно, поэтому у него и получалось лучше.
Вообще, мой папа как-то умел в кайф общаться с детьми - проводить с ними время и при этом не страдать от скуки, как это свойственно многим взрослым. Он умел с лету приложить к ребенку свой интерес и сделать этот интерес общим. Редкий дар, между прочим! Жаль, что папа умел так только с маленькими детьми, с дошколятами.
В любом случае, мама не умела и с маленькими.
Сегодня я вспомнила мамину сказку про принцессу на горошине. Не помню, сколько мне было лет, но точно помню, что оригинальная версия была мне хорошо известна. Поэтому я хорошо запомнила момент, с которого русло сказки полетело в пропасть.
- ...И вот однажды в двери замка постучали, - загадочно понизила голос мама. - Королева взяла свечу и пошла открывать, - во всех маминых сказках королевские семьи были до нищенства обедневшие, но в мясо благородные: оставшись без слуг они скорбно и самостоятельно выполняли всю тяжелейшую работу по дому, например, открывали двери. - Как же она удивилась, когда у ворот обнаружила вымокшую под дождем замерзшую девушку! Королева отвела ее в тронный зал, завернула в одеяло и усадила поближе к камину. Потом Королева налила девушке горячего чаю, а потом уложила ее спать. Наутро, когда Король с Королевой проснулись, завтрак уже был готов. Более того, в тронном зале была вытерта вся пыль и помыты полы. Королева заглянула на кухню и увидела, как вчерашняя гостья моет огромную плиту, а посреди кухни стоит лохань с замоченными королевскими шторами...
Далее следовало подробное описание трудовых подвигов неизвестной девушки, не менее подробное описание ее внешности, весьма скромной, и одежды, скромной еще более. Апофеозом зубодробильной назидательности стал музыкальный талант неизвестной - после генеральной уборки дворца, приготовления домашних заготовок на десяток лет вперед и тотальной стирки она села за рояль и весь вечер развлекала остолбеневших Короля с Королевой восхитительным исполнением песен собственного сочинения.
На этом месте я предположила, что маму занесло.
Мой осторожный вопрос "а когда будет про горошину?" заставил ее сделать паузу, сфокусировать взгляд и разразиться воспитательной речью о том, что настоящая принцесса должна быть безупречна и уметь делать все, абсолютно все, и обязательно идеально, чтоб никто не мог придраться, чтоб ни единой пылинки никто не нашел, и все успевать, и еще быть в отличном настроении, потому что она принцесса, и она не должна быть грустной, и уставшей ее никто не должен видеть тоже, потому что на принцессу смотрит целая страна, и с нее берут пример все девочки этой страны, а также всех соседних стран, и так далее, и так далее, и так далее.
Сказку мама так и не дорассказала.
Но мне почему-то кажется, что та неизвестная девушка не прошла бы гороховый кастинг в принцессы. Может быть потому, что уставшие от собственной бедности Король с Королевой не допустили бы ее до горошины, пока она могла быть им бесплатной прислугой. Может быть потому, что и допустив, не поверили бы - с их-то перфекционистскими критериями. А скорее всего потому, что она бы не то что горошину, булыжную мостовую не смогла бы почувствовать сквозь усталость.
А еще я думаю о том, как тяжело жилось моей маме. И - впервые в жизни - понимаю, что не из-за меня.