perecati_polina (perecati_polina) wrote,
perecati_polina
perecati_polina

Category:

Живи долго

Мой друг по имени Хип умер 27 июля в Череповце. Когда это случилось, я была в соседней комнате, вернее, в соседних комнатах - весь день я что-то делала у него дома. Мыла посуду потом раковину в кухне, потом в ванной, потом оттирала от жира стиралку (у него стиралка рядом с плитой на кухне стояла), потом мыла зеркала, одно в ванной и еще одно, большое, в прихожей. В промежутках между приступами чистоплюйства я читала "Дом, в котором..." и вышивала крестиком, пила чай с попутчиком Антоном, писала друзьям о том, как встретила медведя на трассе по пути в Череповец. А Дима спал. Он с суток пришел и лег спать. И мы не будили его, потому что с суток.

И я помню, что в какой-то момент мне захотелось мыть полы. Вернее, не захотелось даже, а прямо надо стало мыть полы. Очень надо. И вот примерно с этого момента я стала беспокоиться, почему он так долго спит.

Я не знаю, в какой момент он умер, да и не узнаю уже, наверное. Впрочем, не так это и важно. в моей голове это случилось именно когда я начала беспокоиться, примерно между часом и двумя дня.

Когда Антон пошел проверить Диму, был уже вечер, половина девятого. И когда он вышел и сказал мне вызвать скорую, я подумала, что Диме плохо просто. Это очень странное ощущение - одна часть тебя уже давно боится, что он умер, а другая упорно в это не верит. Мне казалось, что моя голова сломается пополам.

Когда Антон позвонил в полицию и сказал "Человек умер", я не поверила в это. И когда пошла искать телефон в Димину комнату, и увидела его, все равно не верила и ждала, когда он скажет "бу", или подпрыгнет, в общем, мне казалось, что они с Антоном меня разыгрывают. А другая часть меня понимала, что это бред. Это тоже было очень странно.

Потом мы говорили с полицией, с участковым, с мамой Димы, потом куда-то Антон меня вел за руку, потом меня заставляли лечь спать, а я хотела сидеть на полу и не понимала, зачем спать, когда все вот так... Потом был новый день, и поезд в Питер, и я писала смс всем, кого могла вспомнить: "Хип умер". Мне не верили. Кто-то мне позвонил в ответ, тоже потому что не поверил. Это было трудно. Быть вестником вообще трудно, я теперь это знаю.

Но я не об этом хотела. И даже не о том, как я благодарна всем, кто ходил со мной гулять, репетировать и говорить, и всем, кто возил меня купаться, хотя я благодарна, очень. Живите долго, ребята! Это самое главное.

Я сегодня начала плакать по нему.
Я шла по Невскому от площади Александра Невского к площади Восстания, по теневой стороне улицы шла и ела мороженое. Оно закончилось как раз перед тем, как я вышла на площадь, на солнце. И вот в этот момент внезапно я осознала, что никогда, ни разу в жизни, мы с Димой не гуляли по Питеру. Никогда. По лесам катались, у костров сидели, пили и дули, пели песни, варили воду, задвигали невероятные телеги на тему еврейского вопроса, рецептами панковских блюд обменивались, ночью на кухне часами разговаривали, а по Питеру не гуляли ни разу, ни единого разочка! Ни по открытым еще проходным дворам Васьки, ни по интересностям центра, ни по банальному Невскому даже. Никогда. И не будем. Никогда уже не будем.

И эта глупая, вроде бы, мысль оказалась настолько щемящей, что я ревела до самой Комендани, и сейчас, кажется, снова буду реветь.

Кому я еще не сказала этого лично - живите долго, пожалуйста! Остальное неважно...
Tags: горе, искренность, память, хроники
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments