perecati_polina (perecati_polina) wrote,
perecati_polina
perecati_polina

Categories:

Про море

Мы приедем в Должанку ночью.
Будет темно, очень темно, как бывает только на юге. Будет так темно, что ты не увидишь кукурузных полей и до самого обратного пути будешь уверен, что по дороге к Должанке растут все те же воронежские подсолнухи.

Может быть, нас встретит у заправки Илья, может быть, нет. В любом случае, Саша будет ждать нас за домом, под навесом. Вероятнее всего, ждать нас будет и Ириша. И Илья, в том случае, если он не поедет нас встречать.
И нас будет ждать какая-нибудь Сашина еда, очень вкусная, и домашний хлеб. И вытащенная ради такого случая из тайничка архангельская наливка. И, может быть, мы что-нибудь даже съедим, но совсем чуть-чуть, потому что скинув со спины рюкзак, обняв Сашу, Иру, Илью, стянув с головы дорожную банданку, умывшись, я возьму тебя за руку и поведу на море.

Я вспомню дорогу, вернее, не я, тело вспомнит, и ноги сами поведут меня, а следом - и тебя, по улице, пока она не закончится и не превратится в дорогу, затем по дороге, мимо деревцев, заборчиков, странной конструкции, похожей на метеостанцию, коровьей грязевой лужи к берегу. Ты не увидишь ничего из этого, я увижу все - в воображении. А потом мы услышим волны.

И тут ты приостановишься, а я обернусь, улыбнусь и потяну тебя дальше. Но мы все же замедлимся, совсем немного, пока не ступим на ракушечник.
Там мы остановимся, я отпущу твою руку и сниму сандалии. А ты будешь стоять, слушать и дышать. А небо и море будут перед нами, прямо перед нами, оба темные, оба ночные... И будут волны. И будет ветер. И маяк будет гореть вдалеке. И огни в домах тоже будут. И мы будем стоять на колотых ракушках, и брызги будут долетать до наших ног, мокрые и холодные.

А потом ты что-нибудь скажешь.
Это будут твои первые слова о море, и я не знаю, какими они будут, потому что у каждого они свои.
Я вот прошлым летом сказала: "Аааа!" Это было шепотом. А потом чуть громче: "Оно правда море..." А потом опустила руки в воду, слизнула с пальцев воду и закричала: "Оно соленое!"

После первых слов надо идти к воде. И мы пойдем. Вернее, ты сделаешь шаг вперед, а я двинусь за тобой. Потому что к морю надо подходить по импульсу, по стремлению изнутри, и ты сделаешь шаг, когда этот импульс родится в тебе.

А потом мы пойдем в воду. Может быть, не сразу. Может быть, ты сначала опустишь в воду руки, может быть, снимешь обувь и потрогаешь воду пальцами ног... Этого я не знаю, но точно знаю, что после мы пойдем в воду. Я чуть закатаю джинсы, ты, глядя на меня, тоже вспомнишь, что можно так сделать, и мы шагнем в волну. И окажется, что в море бесполезно закатывать джинсы, потому что волне все равно, да и тебе так быстро становится все равно, в чем ты, и как ты, и кто ты. И из всех определений, из всех обстоятельств остается только обстоятельство места, только "где", и только ответ на твое "где" - на море, и это лучший в мире ответ...

Ничего этого, конечно, не будет. Мы не поедем с тобой на море, не выйдем на берег и не зайдем в воду. Никогда.
"Никогда" - глубокое слово, глубокое и бесконечное, совсем как море.
Так вот, мы никогда, глубоко и бесконечно никогда не поедем на море. Я знаю об этом. И о том, что так же глубоко и бесконечно никогда не будет не только моря, а и очень многого другого. Ничего не будет, собственно.
"Ничего" - тоже замечательное слово, раз уж мы о словах...
А если о том, что все же "чего", о том, что есть, по крайней мере, пока что, - так у меня теперь есть мечта. О глубоком и бесконечном. О море с тобой.
И это прекрасно, а то я сто лет уже ни о чем не мечтала. Думала даже, что разучилась.
Tags: искренность, мечтать
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments