perecati_polina

Categories:

Про собаку, ее человека и любовь

Собака спустилась с небес.

Илья курил, лежа на балконе. Вокруг была Индия, в которой он задержался уже на три месяца дольше, чем планировал. В Испании ждала феминистических взглядов женщина-таксидермист, в Екатеринбурге — мать с ежедневным вопросом «Когда домой?», в Непале — байк, запаркованный во дворе друга. Илья курил и ничего не ждал.

Рыжий пес спрыгнул откуда-то сверху, покрутился возле матраса и улегся на пол, будто лежал там всегда. Илья положил руку рыжему на голову, и тот вильнул хвостом.

— Собака, ты голодный? — спросил Илья и пошел за едой.

За неделю пес научился ездить с Ильей на скутере, усаживаясь в ногах. За скутером теперь вечно бежали бездомные собаки, громко лаяли, нападали. Рыжий лаял в ответ: «Это мой человек!» По крайней мере, я так слышала.

Илья назвал пса Тортом, и по Арамболю полетели слухи о происхождении имени. Причиной стал мем — картинка с тортом и Спанч Бобом. Илья увидел ее в тот самый первый день, когда выгребал рис из кастрюли в тарелку для пса.

Торт не любил местных — кидался с лаем на каждого индийца. Больше всего доставалось пляжным торговцам. Мы решили, что у них личные счеты.

Торт редко ел дома, зато не ночевал всего дважды со дня знакомства. Илья беспокоился поначалу, и каждое утро мы обсуждали, что именно пес отказался есть накануне. Я смеялась — умудрилась же максимально долго избегать разговоров про покушал-поспал, и вот внезапно. Илья тоже смеялся, а потом уточнял, нормально ли, что собака не ест мясо. Индийская собака)

Мы переехали, и Торт переехал с нами. Илья несколько дней метался в поисках ошейника. Вы знали, где в Индии продают собачьи ошейники? Правильно, в строительных магазинах. Поэтому Торт носил на шее косынки из старых футболок с надписями и рисунками.

Илья сделал псу документы.

— What does it mean? — поинтересовалась женщина-служащая, вписывая в графу «имя» слово Tort. — Что это значит?

Паспорт собаке нужен был для поездки на поезде. Но Илья уехал один. В Гималаях его друзья как раз завели несколько бойцовых собак и предупредили, что свою лучше не брать — загрызут. Торт остался с Ксюшей.

Илья звонил Ксюше каждый день и наговаривал голосовые: «Собака! Собака, я приеду! Собака, я скучаю! Собака, я люблю тебя!» Торт тосковал и убегал из дома. Ксюша возила его на скутере, совсем как Илья. На нее нападали собаки, Торт отлаивался и отбивался. 

Однажды он убежал и примчался по нашему старому адресу — в тот самый отель, на тот самый балкон. По счастью, его узнала бывшая соседка и подруга Ксюши. «Я его на пляж отвезла, у него любовник там. И настроение сразу улучшилось у собаки! Что я, не знаю, как поднять настроение?» — хвасталась она, доставив пса домой. Ксюша плакала, Патрик кричал: «Тот! Тот домой!»

Вернулся Илья, и с неделю Торт не отходил от него ни на шаг. Одна из наших подруг запретила приходить к ней с собакой, и Илья создал петицию на каком-то сайте для петиций — они договорились, что если ее подпишет сто человек, двери откроются. Кажется, девочка сдалась на пятьдесят третьей подписи.

Илья купил байк — близнеца оставленного в Непале - и сшил накладку на бак с карманами для собачьих лап. Торт гордо восседал на нем и свысока посматривал на бегущих за байком сородичей. Так прошла осень и половина зимы.

К собаке начали приходить гости. Некоторых он приводил сам, подталкивал к Илье носом и просил гладить. Илья не отказывал, Торт сворачивался у его ног, а бездомный гость млел от восторга и неожиданности. Рыжий пес приоткрывал глаза и сонно поскуливал: «Мой человек добрый!» По крайней мере, я так слышала.

Он перетаскал домой едва ли не всех пляжных собак. Теперь когда Илья выходит на улицу, псы бегут к нему гладиться и радостно скачут вокруг. Мы смеемся и шутим, что стали свидетелями маленькой собачьей революции. И, кажется, это лучшее, к чему могла привести встреча на балконе.

В рамках #90днейзимы и #наулицезима

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded