perecati_polina

Categories:

Про работу и остальную жизнь

Когда-то давно люди, далекие от психологии, узнав, что я психолог, любили спросить: "А в обычной жизни тебе профессия помогает?" Очень интересно, что за последние два года никто не задал мне такой вопрос о родительстве - помогают ли мне в нем профессиональные знания и опыт)

Ответ на оба вопроса один - да. Вот только помощь эта, наверное, отличается от предполагаемой спрашивающими.

Нет, у меня нет навыка мгновенно понимать, что на уме у собеседника, точно определять чужие чувства по мельчайшим изменениям мимики и тона голоса, находить выходы из любых трудных ситуаций и не вызывать ни у кого неприятных эмоций. И род деятельности не делает меня тонким манипулятором, бесчувственным рационализатором или бесконечно заботливым обо всех и каждом добряком.

Но у меня есть навыки слушания себя и других и неплохо развитая эмпатия. У меня есть готовность прояснять любые трудные или конфликтные моменты с теми, кто тоже к этому готов. Я понимаю и осознаю свои границы и поэтому стараюсь уважать чужие. Я стремлюсь к честности, потому что это наиболее легкий путь к принятию себя, других и всего мира. Все это достижимо и без погружения в профессию психолога, но настоящее погружение в профессию без овладения всем этим едва ли возможно.

Говоря отдельно о родительстве стоит вспомнить, что изначально я психолог детский, и довольно много знаю о том, как устроены дети и о том, как детский опыт влияет на всю нашу жизнь. Это бонус, который помогает мне ориентироваться в многочисленных подходах к уходу и воспитанию, меньше тревожиться и чаще сохранять спокойствие. Задолго до рождения Патрика у меня был сформирован устойчивый взгляд на детство и жизнь с детьми, и он не изменился, хотя я понимала, что такое может произойти. И моя устойчивость помогает мне контейнировать эмоции, выдерживать проверки границ, принимать детскую незрелость и зависимость, ощущать ценность и понимать причины того или иного поведения.

Но, конечно, она не страхует меня от фантомного плача в душе, с которым я провела первые месяцы жизни Патрика, от острого страха за него в опасные моменты, от растерянности при столкновении с чем-то новым в его поведении, от ощущения потери значимых частей своей жизни до него, от необходимости каждый раз думать, как расставить приоритеты, от чувства вины за выбор не ребенка, а себя, работы или Григория, от усталости и злости. Правда, проживать это все мне очень помогают навыки, полученные опять же в профессии (и в личной терапии, конечно же, куда без нее).

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded